Славянская Языческая Община Велесье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Славянская Языческая Община Велесье » Книги и первоисточники » Русское языческое мировоззрение: пространство смыслов. Опыт словаря


Русское языческое мировоззрение: пространство смыслов. Опыт словаря

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Русское языческое мировоззрение: пространство смыслов. Опыт словаря с пояснениями / под общ. ред. С. Ермакова. – М.: Издательство «Ладога-100», 2008. – 208 с. (Время обычая).
isbn 978-5-94494-056-8

Книга представляет первую и единственную в своём роде попытку обобщить на научной основе древнее и современное толкование мировоззренческих понятий русского язычества с учётом их взаимосвязей и соотношения друг с другом. Обращаясь к большому числу источников, авторы раскрывают смысловое наполнение слов, описывающих человека в его взаимоотношениях с миром и людьми. Это позволяет проследить изменения и даже искажения смысла ряда древних понятий во времени, а особенно сегодня.

© Д. Гаврилов, С. Ермаков, текст, составление, 2008
© Д. Гаврилов, С. Ермаков, Т. Фаминская, вступительные статьи, 2008

Содержание

От редакции 6

Рецензии

И. Кребель. Рецензия 9
Ю. Першин. Рецензия на книгу
«Русское языческое мировоззрение:
пространство смыслов» 12
А. Клемешов. Рецензия на словарь
«Русское языческое мировоззрение:
пространство смыслов» 15

Русское языческое мировоззрение:
пространство смыслов 18

Живой мир язычника 25

Словарь основных понятий

Устройство словарной части 34
Алатырь (латырь)-камень 35
Боги 37
Братчина 44
Власть 46
Вода 50
Воздух 53
Воля 56
Время 59
Годовое коло 63
Грех 65
Добро 67
Долг 68
Доля 69
Дорога (путь) 71
Душа 73
Жертва 75
Заговор 80
Земля, Мать Сыра Земля 82
Имя 85
Камень 88
Капище, капь 90
Крада 92
Кровь 94
Курган 96
Лад 99
Лес 101
Межа 103
Мировая гора 105
Мировое древо 108
Навь 113
Небо 116
Оберег 118
Обряд 121
Община 123
Огонь 125
Переходы 127
Правда 130
Праздник 132
Предки 134
Пространство 137
Речь 141
Род 144
Рота́ 146
Ряд 148
Свет Тот 149
Свет Этот 152
Своё–чужое 155
Слава 156
Сотворение мира 158
Среча 159
Старина 161
Суд 164
Судьба 166
Трапеза 169
Триединство, Триглав 172
Тризна 174
Тьма 176
Удача 178
Хлеб 180
Человек 183
Чур 185
Явь (Яво) 187
Язычество 190

Литература 193
Принятые сокращения 200
Об авторах 202

Рецензия

Я назвала бы данную работу «Словарь архаических терминов».
В настоящее время становится очевидным необходимость воскрешения подлинного содержания в структурах того мыслительного арсенала, которым привыкла оперировать философия, и – шире – культура. Следует подчеркнуть, что многие оттенки смысла и содержания, присущие той или иной единице вербального поля философии, утратили своё первозданное значение, свою подлинную тему, напрямую увязанную с их знаковой функциональностью в мире человека, с онтологией собственно человеческого.
Кроме того, в силу ряда обстоятельств, важные структуры, производящие особую содержательную размерность и включающие в неё человека, погружающие его скорее на глубину пластического, телес­ного, нежели интеллектуально-логического, сырой формально-логической рациональности, приемлемой для описания, для выстраивания проекта реальности, но не для понимания её глубинных оснований, выстраивают идеологическую картину мира, далёкую от подлинного знака мысли и опыта. К таким категориям относятся все реалии, описываемые в словарных статьях настоящей подборки, в современном общественном пространстве утратившие, к сожалению, свои подлинные, бытийственные содержательные основания, смысл, оставив только его идеологический маркер.
Настоящая работа приобретает большую актуальность в современном нам социуме, осмысление которого (после Ж. Бодрийара, Ж. Деррида, М. Фуко, Р. Барта) требует пересмотра основных понятий, ставших стереотипами мышления и утративших живость значения. Предполагавшееся постмодерном время архаики начинает осуществлять себя, обнажая потребность в знании первичных практически-телесных содержаний важных аксиологических норм, правил и установок, по которым живёт (или делает вид, что живёт) современное социальное пространство – как западное, так и уже российское. Требуется рекультивация ритуально-топологических основ тех матриц, которые глубоко укреплены социальным сознанием, пронизаны идеологией христианства, но утратили своё настоящее живое значение, а потому остались условными конструкциями, рождающими смысл, важный социальному, его манипуляциям и дискурсу принуждения. Христианство как социальная государственная идеология, опять же не раскрывает своего подлинного значения, но обслуживает те запросы, которые поставлены перед нею государственной анонимной машиной. В данной ситуации человек, его жизнь и ценностные ориентиры, подавляются, человечество превращается в безликую серую массу, «воспитанную на пепси, но имеющую душу», которая, безусловно, нуждается в спасении. И это – тоже задача государства. В этом случае христианская доктрина, принятая социальным и превращённая в идеологию, продуцирует теологию безответственного отношения к миру, вытеснившего такие важные для социального же реалии, как совесть, мужество, честность, порядок. Налицо лозунг Ф. Ницше в его не самой лучшей содержательной ипостаси, и даже не в авторской: «Бог умер!» А потому сегодня налицо необходимость воскрешения Богов старых, языческих, архаических, производящих в первую очередь рекультивацию жизнестойких основ самого социального.
Именно эту задачу и решает настоящее исследование, роль которого для современной нам действительности просто неоценима.
Однако хотелось бы поставить авторов перед одной из важных проблем: работа имеет описательный характер, т. е. автор рассказывает, не демонстрирует поиск языкового коррелята для выражения столь важных вещей, за которыми стоит практика, опыт, и только отсюда – понимание. Хотелось бы пожелать в дальнейшем большего внимания к языку описания, поскольку такие вещи всё-таки не могут быть описаны средством общения, но – способом бытия. Язык обязывает отыскивать «самоговорящие» структуры, демонстрирующие иное предметного опыта, иное устоявшемуся формату, иное бытовым содержательным клише важных реалий, замкнутых словом в языке же.
Такие реалии, как «душа», «кровь», «община», «огонь», «грех», должны быть очищены от смысловых наслоений и показать своё первостепенное значение – заговорить, перейти в ранг поэтического, мифологического, из которых и произрастает изначально любая дискурсивность, в том числе и социальная.

И. Кребель,
кандидат философских наук,
доцент кафедры философии
Омского государственного университета
им. Ф. М. Достоевского

Рецензия на книгу
«Русское
языческое мировоззрение:
пространство смыслов»

«Язычество – не столько религия, сколько древнейшее природное мировоззрение. Пока существует этот Мир, пока светит живое Солнце и вращается живая Земля, пока струят свои воды живые реки среди живых гор и равнин, деревьев и трав, Язычество будет живо в глубинах души и сознания каждого человека, кем бы он ни был и кем бы себя ни считал»*. Эти строки из Манифеста языческой Традиции совершенно точно говорят о том, кому предназначена книга, которую Вы, уважаемый читатель, держите в руках. Она – для каждого из нас, тех, кто может читать, думать и – более того – задумываться над вечными вопросами Бытия, Добра, Любви, Морали, Чести, Ответственности, Храбрости, Самоотверженности и другими онтологическими, вечными принципами, на которых должна основываться наша повседневная жизнь, условиями, на которых человеку позволено жить на этой Земле.
К большому сожалению, нынешняя двойная мораль нашего общества снисходительно позволяет нам забывать об этом, предлагая взамен идеи всепрощения, безответственности, которые выхолащивают высшие принципы, делая из них маркеры, ярлыки, знаки, которыми можно манипулировать. Теряя ориентиры в этом мире, человек становится релятивистом, временщиком и сам для себя начинает «формировать» принципы бытия. Вот и становится, к примеру, Хитрость умнее Разума, Изворотливость выше Чести и Храбрости, Эгоизм надёжнее Самоотверженности. Добро начинает задумываться над вопросом «кому это выгодно?», а Любовь, не знающая Ответственности, выходит на панель.
На мой взгляд, авторы в представленной книге видят свою задачу в том, чтобы поставить точки над «i» и дать, помимо прочего, наиболее точное толкование терминологии, которой оперируют язычники. Это – очередная попытка очистить языческое миропонимание от всего наносного, от невольных и злонамеренных искажений, двойного и тройного толкования, а самое главное, от Страха, который мы в большинстве своём испытываем при упоминании язычества.
…Предлагаемая авторами книга не только интересна, познавательна и способствует расширению кругозора. Она, что парадоксально, отвечая на вопросы, провоцирует возникновение новых вопросов, заставляет думать, копаться в исторической, культурологической, философской и религиоведческой литературе и источниках, спорить, обсуждать, высказывать свою точку зрения. Но разве не для этого пишутся настоящие Книги? Ведь только они, а не бульварное детективно-любовное чтиво, учат жить настоящей жизнью, учат думать и действовать, учат людей быть Людьми, а не рабами (в том числе и божьими) и не стадом, видеть красоту этого Мира и не гадить в нём.
Конечно, главный суд для авторов – суд читательский. И, думается, эта книга найдёт свою аудиторию, своего благодарного читателя, которому она поможет услышать в себе тихий, но вечный зов Предков, давших нам возможность жить на этой земле.
Остаётся лишь высказать надежду на то, что авторы продолжат работу в выбранном направлении и учтут возможные замечания и пожелания, высказанные читателями.
В заключение, как специалист, изучающий Традиционную языческую религиозность, философию, мировоззрение и культуру, могу добавить, что предлагаемое авторами книги толкование терминов не является окончательным, догматичным, а только предлагает некоторое направление понимания. Далее дело за Вашей свободной мыслью, чувствами, практикой. Не волнуйтесь, как ведающие, убеждённые, честные и ответственные язычники, вы не выдумаете никакого «новодела», кто бы и как бы вас в этом ни уверял. Люди смотрели на мир, мыслили и чувствовали его, постигали его закономерности и тысячелетия назад. А в мире, как известно, нет ничего нового. Всё «нео-» – это зачастую хорошо забытое архаичное мироощущение, забытая изначальная способность человека жить с миром в гармонии. Именно этого нам сейчас и не хватает. Это нельзя «выдумать». Этим можно только жить.
Удачи!

Юрий Першин,
кандидат философских наук,
доцент кафедры философии
Омского государственного университета
им. Ф. М. Достоевского

* Гаврилов Д. А. и др. Манифест языческой традиции. – М.: Ладога-100, 2007.

Рецензия на словарь
«Русское
языческое мировоззрение:
пространство смыслов»

Появление новых словарей и энциклопедий (разумеется, речь идёт о хороших словарях и энциклопедиях, убогие пародии не в счёт) – очень интересное культурное явление. Новые справочные издания появляются, когда у кого-то возникает сильная (ведь их создание – непростое и весьма трудоёмкое предприятие!) потребность в осмыслении и обобщении сделанных к определённому моменту достижений в понимании человека, культуры, языка, окружающего мира.
Особенно хорошо это видно применительно к энциклопедиям. Средневековые энциклопедии Западной Европы свидетельствовали о зрелости богословской католической мысли. Рождение Большой советской энциклопедии стало заявлением о серьёзных и долговременных планах советского руководства, в том числе в области науки и культуры. Руководство нынешней России пытается организовать издание новой энциклопедии, Большой российской, претендуя на столь же серьёзные намерения.
Словари – явление менее масштабное, но в чём-то и более наглядное. Сложно представить более яркое свидетельство профанации науки, популяризации знаний, просвещения, культуры, чем заполонившие прилавки «энциклопедии всего» – назойливые, крикливые, пустые и поверхностные. По счастью, им есть альтернатива.
Наряду с переизданиями ставших легендарными справочных изданий (общеизвестный пример – словари Брокгауза и Эфрона и словарь Даля), а также языковых и специальных советских и дореволюционных словарей, свет увидели и новые. Разумеется, мы не будем давать здесь ни краткого их обзора, ни даже очень поверхностной характеристики. Я просто гляжу на свой письменный стол, на котором лежат массивная энциклопедия «Отечественная война 1812 года» (М.: РОССПЭН, 2004) и тома «Новой философской энциклопедии», и убеждаюсь, что такие издания, пусть и не лишенные отдельных недостатков, всё же существуют.
Словарь «Русское языческое мировоззрение» – явление иного, особого рода. Из текста вступительного раздела и статей становится очевидным, что его создание – попытка не зафиксировать нечто уже существующее и для подавляющего большинства бесспорное, но выстроить и запечатлеть – ни много ни мало – особое миропонимание, систему отношений к миру и человеку.
Несомненно, этот словарь знаменует собой определённый этап в осмыслении языческой (прежде всего – русской) культуры. Насколько предложенные авторами толкования тех или иных понятий совпадают с тем, что на самом деле понимали под этими понятиями наши предки – сложно, а подчас и невозможно сказать. Специфика сохранившихся источников такова, что едва ли можно с уверенностью вычленить суть именно древнеславянского, древнерусского языческого понимания судьбы, восприятия божеств, представлений об ином мире – без христианского влияния, без сознательных или невольных искажений.
Отрадно, что авторы стремятся опираться в своих изысканиях на исторические источники и серьёзную научную литературу, не принимая на веру те мифы, которые во множестве гуляют в общественном сознании и в неоязыческой среде. Хотелось бы пожелать более осторожно относиться к использованию параллелей в разных индоевропейских языческих культурах (схожесть некоторых сюжетов в индийской, древнегреческой и, скажем, кельтской мифологической традициях вовсе не означает, что у славян было то же самое и именно так). Но в целом словарь интересен вовсе не научно-исследовательскими достижениями авторов, а достаточно успешным построением – не исторической реконструкцией, а именно построением на солидной основе языческой мировоззренческой системы.
Разнообразные языческие и неоязыческие движения достаточно широко распространены в нынешней России. Если целостное языческое мироотношение и мировоззрение действительно лучше отвечает потребностям человека в современном мире, чем мировоззрение православного христианина или атеиста, предъявимые результаты не заставят себя ждать. Заявка на реальное существование такого мировоззрения уже сделана.

Алексей Клемешов,
кандидат исторических наук,
кафедра истории древнего мира и средних веков
факультета истории, политологии и права
Московского государственного
областного университета

Русское языческое мировоззрение: пространство смыслов

Современное движение за возрождение природной веры развивается повсеместно в странах, где некогда она была, образно говоря, выброшена на помойку истории. Какими бы причинами смена господствующего мировоззрения ни была бы обусловлена, исконные представления, конечно, не исчезали, не умирали (да, по нашему мнению, и не могли умереть, ибо были естественны и определялись условиями жизни и самой природой человека).
С одной стороны, тяга к природной вере вызвана всё более сильным ощущением близящегося краха; пониманием: что-то идёт не так; предчувствием: «Мир, как мы его знали, подходит к концу»; сопротивлением обезличиванию индивидуальности, усилиям по приведению всех и каждого – человека, рода, племени, нации, человечества – к некоему общему интеллектуально-духовно-культурному знаменателю… Эти факторы, это сопротивление, чаще всего неосознаваемое, порождают всевозрастающий душевный и духовный раздрай – массовый, заметим, – со всеми его внутренними и внешними «побочными эффектами».
И вот тут, в процессе поиска выхода из состояния индивидуального и массового раздрая, возникает вначале смутное, но постепенно крепнущее понимание: причиной происходящему – утрата корней, размывание понятий, забвение обычаев, подмена ценностей и т. д. Естественным следст­вием этого понимания становится обострённое, пристальное внимание к прежнему, Изначальному. Тогда-то – высверками ночных зарниц, полыханием северного сияния – вспыхивают старые, извечные вопросы: кто мы? откуда мы? и как жить нам дальше, чтобы выйти из состояния раздрая и вернуться к состоянию гармонии – естественной гармонии с самими собой, с нам подобными; наконец, с Миром во всей его целостности?
С другой стороны, есть, видимо, нечто очень верное в представлениях о природных мировых Силах и их олицетворении – древних Богах, многажды объявленных заблуждением и вымыслом, отринутых мановением некой дирижёрской руки, окрещённых «бесами», а затем переименованных и перелицованных на чужеродный лад… И тоска, неосознаваемая порою, по этому Нечто – это отнюдь не рафинированная кабинетная тоска по «золотому веку», в иерархии которого всё якобы было расставлено по своим местам…
Но оставим покамест обсуждение причин возрождения в стороне. Сегодня куда важнее, насколько и в каком виде жизнеспособно это движение. Ведь оно принимает разные формы и имеет очень разные проявления, включая и агрессивное чванство самозваной «элиты», и невнятный «этно-экологизм», и политические амбиции, и понимание необходимости серьёзных перемен в духовной жизни людей и общества в целом.
То, что возрождается сейчас… нет, это не ролевая игра (та всё-таки, скорее, забава), но и не та древняя вера предков, за которую люди в своё время готовы были идти на смерть. Язычники древности едва ли поняли бы многих из тех, кто сегодня считает себя их наследниками. Ведь быть язычником означает прежде всего определённым образом мыслить и соответственно действовать.
Давайте попробуем взглянуть на существующее положение дел непредвзято и как бы немного со стороны.
Большинство тех, кто прилюдно демонстрирует свою приверженность языческому мировоззрению, – горожане. Надо думать, подавляющее большинство. Им, горожанам XXI века, в сущности, неведомы повседневные заботы, тревоги и чаяния тех жителей лесов, опушек и речных берегов, к чьим взглядам на мир, верованиям и убеждениям они так искренне и истово стремятся вернуться.
В некотором смысле они безмерно правы в этом своём стремлении, ибо как же сложно обрести душевный покой и лад в жизни, заполненной погонею за деньгами, в убогой тесноте городских квартир и в условиях постоянного чужеродного информационного давления. Но таково уж наше, как говорят, «индустриальное» и «постиндустриальное» бытие. Оно лишено священного, лишено глубинного смысла, который – и большинство думающих людей чувствуют это – наполнял само существование наших предков. Настоящий живой человек, даже сам того не сознавая, хочет иного жизненного устроения. Вне зависимости, а то и вопреки своей национальной, социальной принадлежности и своим убеждениям. Каждый или почти каждый жаждет восполнить пустоту, возникающую на месте утраченного смысла. Каждый делает это как умеет. Отсюда, в том числе, пьянство, роковое пристрастие к наркотикам (неважно, химическим или музыкально-телевизионно-компьютерным). Отсюда – озлобленность и раздражение на всё окружающее. Мы словно бы утратили часть самих себя. Очень значимую часть. Основную.
Возможно, нам удастся вновь обрести её, если мы сумеем войти в пространство естественной основы основ – смыслов язычества (а поскольку мы в большинстве своём славяне, русские, то в первую очередь – русского славянского язычества) – и слиться с ними воедино, сделав их неотъемлемой частью самого своего существа. Не отказываясь, однако, от совокупного (положительного, в первую очередь) опыта человечества в целом.

0

2

неплохо бы ссылки давать откуда можно скачать почитать

0


Вы здесь » Славянская Языческая Община Велесье » Книги и первоисточники » Русское языческое мировоззрение: пространство смыслов. Опыт словаря


Создать форум